Золотой олень из собрания Эрмитажа

Басня Эзопа
Среди притч, приписываемых древнегреческому баснописцу Эзопу, есть такая: Царь Львов спросил у Царя Ослов — нет ли чего поесть, очень уж голоден. Тот кивнул на лежавшую рядом охапку сена. Когда Лев стал обнюхивать сено, Осел показал ему в спину язык. Лев неожиданно обернулся, Осел не успел убрать язык, Лев рассвирепел и съел Осла…

Две массивные бледно-желтые серьги лежат на походном столике в палатке. Стоимость этой «бижутерии»—четверть миллиона рублей. Но бережность, с которой передвигает сережки поближе к свету археолог, объясняется не их фантастической стоимостью.
Когда сняли последний слой почвы и на материковом фоне появилось светлое пятно прямоугольной формы, никто особенно не взволновался: за месяцы раскопок это было пятнадцатое древнее захоронение. Да и курган невелик, обычен с виду. Ничто не сулило сенсации. Впрочем, археологи на сенсацию и не рассчитывают, и результаты их трудов непосвященному даже странны — а, черепки какие-то, велика радость!
Да, ничего особенного не ждали. И. поэтому, когда древний костяк расчистили, Георгий Чеботаренко и Леонид Субботин, руководители экспедиции, не поверили собственным глазам.

Скифская амазонка
Под небольшим курганом неподалеку от села Балабан Тараклийского района двадцать пять веков пролежала… скифская амазонка — женщина-воин!
Уже одно это было открытием, подтвердившим достоверность легенд об отважных воительницах, известных нам из античных источников. Но это было не все…
Большинство предметов истлело еще тысячу лет назад. Поэтому два землистых комочка, лежавших по сторонам изголовья, могли быть увидены только опытным взглядом археолога. Пыль оттерли, и… на свету засверкала золотая басня Эзопа.
Кто была эта тридцатилетняя скифянка, современница Геродота? Что заставило ее взяться за меч, который потом положили рядом с ней? Гибель мужа и необходимость защищать детей? Набег ли чужого племени? Этого не узнать. Не узнать и как досталось ей главное сокровище, лежащее сейчас на походном столике в палатке. Чеканенная из чистого золота головка осла, высунувшего язык. Над головой . крохотная коронка.

Царь Ослов!
Да, сегодня не узнать, откуда у этой а общем-то не богатой, судя по атрибутам погребения, скифянки золотые серьги искусной работы ее современников—древнегреческих мастеров. Но золотой герой эзоповой басни рассказал археологам о другом.
О том, что скифы ценили красоту и древнегреческие мастера, зная это, изготавливали для торговли с ними вещи тончайшей работы и удивительной красоты. Многие из таких предметов хранятся в лучших музеях мира, а иные из них удостоились даже быть показанными на почтовых марках, как Золотой олень из собрания Эрмитажа.
Золотой олень из собрания Эрмитажа
Изучение уникальной находки позволяет молдавским ученым пролить свет на многие еще не ясные страницы жизни народов, населявших междуречье Днестра и Прута на юге нынешней Молдавии. И в этом ее главная ценность, по сравнению с которой о четверти миллиона как-то забываешь…


Комментарии к данной записи закрыты.

Категория: Филателия