Пояс Ружи Ружалины

А впрочем, погодите! Шли они, шли, но не так, как все люди ходят. Был у Ружи Ружалины пояс, и когда взмахнула она поясом, обернулось все богатство змеево золотым яблоком, взмахнула другой раз, лег серебряный мост до самого дворца Белого Царя, взмахнула третий раз, встали в три ряда медные деревья по сторонам и на каждом дереве пели всевозможные птицы. Так они шли по мосту среди птичьего пенья и звона листвы до самого дворца Белого Царя. А когда пришли, Ион Богатырь сказал:

—          Добрый день, отец, мир твоему дому. Рад ли ты нашему прибытию?

—          Рад и счастлив, что вижу вас перед собою.

Огласил Белый Царь вдоль и поперек всей земли весть о том, что готовится свадьба, а Ион Богатырь отправился между тем за своей матушкой. Вот поспешает он, мчится быстрее ветра, потому что и сказку кончать пора. Когда ж он приблизился к дому, почуял змей неладное, места себе не находит.

—          Сдается мне, что воскрес злодей Богатырь и теперь ко мне направляется.

Почуял змей, что идет на него Богатырь, и полез на крышу — увидеть, с какой стороны тот покажется. И как раз когда был он на крыше, показался Ион Богатырь. Как завидел его змей, тяжко вздохнул и сказал:

—          О-хо-хо, Богатырь, где бы мне сил призанять, чтобы взяться за меч и порубить тебя в капусту!

—          — О-хо-хо, змеище, где бы мне доброты призанять, чтоб глядеть на тебя и в порошок тебя не стереть, — откликнулся Ион Богатырь и как хватит его оземь — разверзлась земля, и брызнула кровь змеиная до самой луны. С той поры и появились на луне пятна, а на земле — долины и пади.

Встретился Богатырь с матерью, и заплакали оба от радости, а после собрались к Белому Царю, потому что только свадьбу осталось им справить, а потом уже жить припеваючи. Но вот прибывают они к Белому Царю во дворец, а там стенанье и плач, каких не бывало. Рыдает царь кровавыми слезами.

— Добрый день, отец.

— День добрый, но лучше бы не пришлось тебе привечать меня, потому что обрушилось на меня все царство змеево. И теперь между нами война. Трое суток воюю. В первый день выставил я воинов с саблями, во второй — крестьян с косами, в третий — баб с кочерыжками, и все не могу с ними справиться.

—          Отец, вели музыкантам играть и готовь большие столы для свадебного пира, а я пошел звать моего нареченного брата, чтобы помог он мне перебить змеев, — ответил Ион Богатырь и, выйдя из дворца, гикнул изо всех своих богатырских сил:

—          О-го-го, брат гайдук, где б ты ни был, приходи помочь мне в бою!

А Ион Гайдук тогда как раз кусок кренделя уминал, и не успел он его дожевать, как предстал пред Ионом Богатырем.

—          Что стряслось с тобой, брат, почему так громко меня кличешь? Голос твой на своем пути опрокинул леса, вывернул деревья с корнями, землю покрыл оврагами!

—          Змеи всей земли ополчились на меня!

—          Невелика беда.

—          А сражаться чем будем?

—          Справим дубинки из того дуба, что вместе вырвали.

Взвалил Ион Гайдук себе на спину дерево и пошел воевать. У моста говорит он Иону богатырю:

—          Ты, брат, и так измучился. За Ружей Ружалиной ходил, со змеями бился, в странствиях маялся — и устал. Ляг и спи, а я сам поборюсь. Если не вернусь через три дня, можешь три года спокойно спать.

Пошел Ион Гайдук и за три дня порешил всех змеев. Не осталось ни собаки змеевой, ни кошки, и все-то их логово он с землею сравнял. Перебив их всех, вернулся Ион Гайдук к мосту.

—          Проснись, брат, проснись!

—          Что случилось?

—          Вставай, нет больше змеев на свете.

Встал Ион Богатырь, и пошли они с Ионом Гайдуком к Белому Царю.

—          Вот, отец, избавили мы тебя от этой заботы, не придется тебе воевать.

— Благодаренье вам и благословенье на новые славные дела,- ответил Белый Царь и велел музыкантам играть, а слугам столы накрывать. И справили они пышную свадьбу. И я там был и ел там и пил.

А потом, оседлав поднос,

По коврижке вам всем принес,

И, забравшись на колесо,

Рассказал так, как было, все.


Комментарии к данной записи закрыты.