Слепота

А во дворце вовсю шло пиршество и гулянье, которому, казалось, конца не будет.

Царица, радуясь победе и сочувствуя печальной судьбе младшей дочери, взяла немного еды и питья и пошла в лачугу, чтобы угостить обездоленных с праздничного стола, как это бывает в дни большой радости. Стучится в дверь — никто не отвечает. Она заглянула в окошко и увидела молодых спящими, а на руке у младшего зятя алел государев платок. Мигом помчалась государыня к мужу.

—          Государь, государь, твой платок у нашего младшего зятя.

—          Быть не может! Откуда? Тот, кому я перевязал рану, должен быть далеко сейчас.

—          Да, да, государь, пойди сам — увидишь: он спит, а рука перевязана твоим платком.

Царь отправился, а когда подошел к самой лачуге и хотел заглянуть в окно,- ослеп. Обратно его повели за руку.

Прервалось во дворце веселье, горе поселилось в нем. Приходили и уходили лекари за лекарями, старухи с разными травами и приговорами, но вылечить его не могли. Жизнь царя протекала в потемках. И пошли разговоры, что,дескать, если бы смазать глаза ему молоком львицы, зрение вернулось бы.

Стали оба зятя собираться в путь — искать по свету лекарство, чтобы спасти своего тестя от горя. Пришла и младшая дочь: просит для Тэлэеша лошадь — он тоже поедет за снадобьем.

—          Уйди, не напоминай мне о нем,- он один виноват в мое несчастье.

—          Государь, дай ему какую-нибудь лошаденку и пусть убк рается с глаз — не огорчает тебя в такое время,- сказали зятм

—          Ну, будь по-вашему, пусть идет и возьмет вторую воде возную клячу. И не желаю больше слышать о нем.

Обиженная и огорченная вернулась дочь его к себе в лачуг и рассказала обо всем мужу. Тэлэеш успокоил ее и пустило: в путь на водовозной кляче.

Долго ли, коротко ли, доезжает он до знакомой поляны оставляет лошадь пастись и сил набираться, а сам зовет своеп волшебного коня.

—          Чего кликнул, хозяин?

—          Государь ослеп и прослышал, что только молоко львиць может вернуть ему зрение.

—          Есть на свете одна львица с таким целебным молоком

Садись на меня и держись крепче в седле.

Они помчались как мысль, так что никто не успевал даже на мгновение заметить их бег, и прибыли к лесу, такому густому что, и муха не могла здесь пролететь. Гэитан повел Тэлэеша прямо к львице,- они нашли ее спящей в своей берлоге. Конь прыгнул на нее, прижал к земле и держал крепко всеми четырьмя ногами, так что львица пошевелиться не могла. А Тэлэеш спешился, надоил кувшинчик молока, завернул его хорошенько, приладил к седлу, и пустились они в обратный путь с быстротою молнии. Львы бросились за ними вдогонку и так рычали,что деревья валились в лесу, но догнать их не смогли.

Насередине дорогиконь замедлил ход исказалТэлэешу:

—          Скоро мы повстречаемся с твоими шуряками — они тоже ездили за молоком по нехоженым тропам, но возвращаются к государю ни с чем: так и не узнали,где найти молоко.

—          Сколько себя помню, не было мне житья от царя и его зятьев, но не зря же говорится: кто копает другому яму — сам в нее и попадет. Дорогая лошадка, свези меня к коровьему стаду, хочу я набрать молока для шуряков.

Гэитан подпрыгнул три раза в воздухе и стал жалкой коровенкой, а Тэлэеша превратил в старика с бородою до пояса. Так, плетясь по-стариковски за коровой, повстречался он со старшими зятьями царя.

—          День добрый, королевские сынки,- приветствовал старик.

—          Да будет добрым твое сердце, старичок.

—          Что занесло вас в эти пустынные места, куда и птицы не залетают?

—          Беда нас пригнала. Ослеп наш старый государь, и мы, чтоб вылечить его, ищем повсюду молоко львицы, сказывают люди — помогает оно.

—          Эхе-хе,молодцы, бросьтевыэту пустуюзатею. Я тоже в молодости пошел за этим самым молоком — очень уж любил свою молодую жену, а она ослепла. И вот, видите, только сейчас возвращаюсь с ним. А вам для старика и вовсе нечего ходить по дорогам, сбивать башмаки: все равно, пока вернетесь, хоть и с лекарством, его уже в живых не застанете.

Зятьев затрясло даже, когда они услышали, в какую даль им идти, но выполнить повеление все же хотелось, и они стали просить странника:

—          Дай нам, старичок, немного молока для государя, расплатимся с тобой, чем только пожелаешь, даже больше дадим, чем попросишь.

—          Не знаю, по вкусу ли вам придется моя просьба.

—          Дадим тебе золота, земли, замков…

—          Нет, не нужно мне этого всего, хочу, чтоб вы дали мне испытать клеймо свое на ваших спинах.

Молодцы посмотрели друг на друга, пошептались и сказали, что согласны.

Тут же они собрали хворосту, разожгли костер, старик раскалил докрасна клеймо и, туго приложив его к спинам обоих, оставил надпись — «Тэлэеш», потом дал им немного коровьего молока, и они попрощались.

От радости, что добыли молоко, молодцы даже боли не чуяли — помчали лошадей во весь опор ко дворцу царя. Прямо с дороги они вошли к нему:

Государь ты наш пресветлый, Многомы дорог прошли, Стран,морей пересекли, Все же снадобье нашли Чуть не на краю земли…

Царь обрадовался и дал себе смазать глаза — раз, второй, третий, но увидеть не увидел ничего, а только хуже ему стало: больно глазам и горячо. А когда во дворце снова начались плач и сетования, что государевой слепоте нет исцеления, приходит младшая дочь и опускается на колени перед отцом.

— Светлейший царь, попробуй еще промыть глаза этим, молоком львицы, что принесено

Из-за девятиморей,

Из-за гор, из-за полей,

Чтоб, как утром солнце выйдет,

Ты сумел его увидеть,

Чтоб тропинки виделснова

Под лучами дня земного…

—          Уходи, ты пришла с думой о смерти, а не о жизни.

—          Пусть всех нас покарает смерть, отец, если тебе станет плохо от этого лекарства! — сказала девушка плача.

Едва коснулось молоко львицы глаз царя, как он закричал от радости:

—          Я вижу свет, промойте еще раз! Ему снова промыли глаза молоком.

—          Вижу, как прежде! — сказал царь.

И тотчас же начались пир и веселье во дворце. Царь посадил Тэлэеша во главе стола, рядом с собой и двумя зятьями.


Комментарии к данной записи закрыты.

Категория: Волшебный конь