Козма-Димир

И отправился он в обратный путь, вернулся к Козме-Димиру. Рассказал ему без утайки все как было, чего натерпелся, и просилпомочь,посоветовать,какему наживойсвет выбраться.

Говорит ему Козма-Димир:

—          Ступай к яблоне жизни, что на усадьбе деда Одоляна, в Сынзыенов день. В этот день выходит яблоня жизни ненадолго на поверхность земли, на живой свет, и снова на тот свет возвращается. Если же повстречаешься там с престарелым дедом Одоляном и пожелает он поздороваться с тобой за руку, протяни ему вместо руки железный сошник.

Дал Козма-Димир Драгану железный сошник, сработанный на его кузне, поблагодарил Драган старика, сунул сошник за пазуху и отправился в путь. Шел он и шел долго, ибо некоротка дорога, и слов у нас еще много, и сказке неблизко до конца, и гости уже у крыльца, и ждем их за накрытым столом, с плациндами и вином. Шел Драган, шел и пришел наконец к яблоне с золотыми ветвями, с кроною до самого синего неба. Выезжает из-за той яблони Одолянова служанка в стеклянном возке, запряженном петухом и котом. Спрашивает Драган:

—          Чего ты, милая девушка, в этаком возке ездишь?

—          Везу яблоки старику Одоляну. Рассмеялся Драган.

—          Садись, удалец,-говоритслужанка, — итебя прокачу! Сел Драган, а она говорит:

—          Но, петушок, но, котенок!

И как помчались кот и петух, в два счета доставили их к дедушке Одоляну, который сто лет был стариком, а другие сто лет ребенком семи годов, и не было ему ни конца, ни смерти.

—          Как живешь, дедушка Одолян?

— Исполать тебе, Драган-удалец, погубил ты троих сыновей моих, стройных, как три дубка, трех невесток моих, похожих на три цветка, да еще и мою сватью. Дай пожать твою руку, чтобы знал я и помнил, сколько жить буду, что здоровался с удальцом.

Протянул Одолян свою руку, а Драган подал ему сошник, которым землю пашут, и когда пожал Одолян сошник, впилось железо в пальцы, и брызнули из руки три капли крови. А как только коснулись они земли, поднялись языки пламени, охватили старого Одоляна и превратили его в цветок, который и поныне цветет.

Обрадовалась служанка:

—          Чем отплачу тебе, удалец, за то, что меня из неволи Одо-ляновой вызволил?

—          Отвези меня обратно к яблоне жизни, чтоб поспел я туда к Сынзыенову дню.

Крикнула девушка на кота и петуха, как и раньше, «Но, петушок, но, котенок!» и как помчала Драгана к яблоне жизни, так к Сынзыенову дню и прикатила. Сел Драган под деревом жизни на зеленую травку, и сон его одолел. Заснул он таким богатырским, глубоким сном, что и не почуял, как вышла яблоня на поверхность земли.

Проснулся Драган и увидел, что он на живом свете. Вскочил как встрепанный и пошел. Сделал шагов тридцать, оглянулся назад, видит — нет яблони. Яблоня жизни вернулась на тот свет.

Пошел Драган-удалец к царю.

—          Светлейший царь! Выдай, пожалуйста, за меня твою дочь,

ибо я ее от змеев вызволил.

—          Если ты ее вызволил, покажи доказательства.

Выпустил тогда Драган звезды, луну и солнце, и стало всему царству светло.

—          Да, это правда. У змеев ты был, светила небесные у них отобрал, но дочерей моих не вернул и свадебного благословения от меня не получишь.

—          Светлейший царь, сейчас я пойду к моим братьям и матушке. Если и там не найду царевен, то сам не знаю, где они могут быть.

И пошел без лишних слов к братьям своим. Встречается ему в пути пастушок со стадом свиней.

—          Эй, малец, чей ты сын?

—          Эх, странник, сказал бы я тебе, чей я сын, да разве ты про него слышал?

—          Так чей же ты сын?

—          Сын Драгана-удальца.

—          А где твой отец?

—          Остался на том свете.

—          Есть надежда, что вернется назад?

—          Нет, уже не вернется.

В самом деле, это был сын Драгана. Пока странствовал Драган-удалец по тому свету, родился сынок, подрос, а теперь пас свиней.

—          Чьи это свиньи, малец?

—          Свиньи моих дядьев, обоих братьев Драгана.

—          И кормят тебя за то, что пасешь их свиней?

—          Не приведи господь даже врагам моим! Вечером бросит барин с крыльца кусок мамалыги. Если хватит проворства, то поем мамалыги, а если пес меня опередит, ему все и достанется, а я лягу с пустым брюхом.

—          А где твоя матушка?

—          Служит в царской усадьбе.

—          Ладно, гони уже свиней домой!

—          Вроде еще не настал вечер.

—          Ничего, не бойся, я тоже иду с тобой.

Погнал малец свиней к усадьбе, и как только завидели его хозяева, вышли ему навстречу.

—          Чего пришел, еще солнце высоко! — И замахиваются на него кнутом.

—          Стойте, не бейте! Вы-то меня узнаете или нет? — спрашивает Драган.

И вот собирает Драган народ, созывает большой совет:

—          Решайте, люди добрые, какая кара положена моим братьям. Слушайте, как они со мной поступили, сколько я из-за них перетерпел.

Кто говорил, что следует посадить их на кол, кто — изгнать за пределы царства, кто — посадить в темницу.

Велел тогда Драган привести двух коней необъезженных. Привязали обоих братьев к конским хвостам и хлестнули по коням бичом. Понесли кони, и. где падала рука, появлялась река, а где катилась голова, вырастала трава.

А Драган остался с невестой своей — младшей царевной — и свадьбу справлял три дня и три ночи, после чего стал царем и царствует по сию пору.

А я взобрался на лист чебреца

И рассказал вам эту сказку с начала до конца.


Комментарии к данной записи закрыты.

Категория: Драган-удалец