Поиски золотого дворца

Поднялся старик, встал перед домом, вытащил из-за пазухи флуер и как свистнул один раз — горы пригнули свои вершины, и стали сбегаться, слетаться со всех сторон звери, птицы, мухи и другие лесные жильцы. Собралось их видимо-невидимо.

Когда уже некуда ступить было от них, старик спросил:

— Дети мои, вы столько носитесь по белу свету — не видали ль вы золотой дворец, что стоит в золотом лесу?

Козочка ответила:

—          Как раз оттуда иду, отец.

—          Тогда проводи молодца, укажи ему путь.

—          Ох, отец, коли б и хотела, не смогла бы указать дорогу: невиданная засуха иссушает те места — трава высохла, не найдешь нигде и капли воды.

Однако повеленье есть повеленье. Пустилась козочка с молодцем в путь-дорогу, повела его по тропам нехоженым, по местам скалистым до вершины холма, откуда простиралось уже ровное место, выжженное засухой.

— Теперь держипуть только вперед,не сворачивай, когда глаза твои увидят край земли, считай, что пришел к золотому дворцу, что стоит в золотом лесу,- сказала ему козочка на прощанье.

Охота на птицу

Пошел Фэт-Фрумос дальше и увидел пустынные места: ничего живого вокруг, только увядшиесады и выжженные солнцем поля.Вдалеке горелкакой-то огонек.Он подошел ближе.Несколько чабанов доили овец в ореховые скорлупы. Были у них иподойники, ноонидавнорассохлись: нечегобылодоитьв такую сушь. Чабаны сказали ему, что с тех пор, как увел змей Фею фей из золотого сада, иссякли все родники и источники в их местах, высохли реки и озера, и все, что росло и зеленело,- засохло на корню.Узнав, куда держит путь странник,чабаны дали ему флуер.

— Возьми, молодец, сослужит он тебе добрую службу в пути.

И Фэт-Фрумос снова пустился в дорогу, шел да шел, долго ли, коротко ли, и приходит к царству змея. Перешел рубеж и смотрит вокруг с удивлением: будто совсем на другой земле очутился. Трава росла сочная, по пояс цветами вся, как ковер, уткана, деревья стояли рослые, раскидистые. Видя такую красоту вокруг, поднес Фэт-Фрумос ко рту флуер, и потекла дойна, восхваляющая эту благодать. И тут из лесов вышли к нему из

своих берлог три волка и три медведя, охранявшие границы змеева царства. Пришли, чтобы съесть Фэт-Фрумоса,- таков

был приказ их хозяина,- но услышали его игру и забыли обо всем. Слушали волшебный флуер и не могли наслушаться. Потом окружили его волки и медведи.

—          Послушай, удалец, если ты еще поиграешь нам — все будет хорошо, если же нет — возвращайся, потому что нам велено растерзать в клочья любого, кто перейдет границу этого царства.

Что ж тогда ответил им Фэт-Фрумос?

—          Я бы сыграл вам во сто раз краше, но — вот беда – флуер у меня сломался. Если б вы отважились помочь, мне вытащить сердцевину из столетнего дуба, тогда-то сыграл бы я вам от всей души.

Пошли волки и медведи .и отыскали дуб — огромный, толстый,- привели к нему молодца, и как рубанул тот по дубу палашом — раскололся дуб посередине, а Фэт-Фрумос сказал:

—          Хватайтесь скорее за края трещины и тяните в стороны,

а я высмотрю сердцевину.

Сунули волки, и медведи свои лапы в трещину, аФзт-Фрумос вытащил быстренько палаш — и зажало всех зверей в дубе так, что не могли они ни лапами шевельнуть, ни дерево повалить. Оставил их всех Фэт-Фрумос, как в капкане, и пошел дальше. Шел он, шел и достиг рубежа другого царства. Не успел сделать и трех шагов, как выходит ему навстречу Черный Арап с саблей обоюдоострой. Как прошелся саблей понизу — отрубил ноги Фэт-Фрумосу, взмахнул посередине — отрезал ему руки, когда же вскинул саблю, чтобы отсечь молодцу голову, не пришлось ему это сделать — упал Фэт-Фрумос. Недалеко от того места, где он упал, был источник. Пришел молодец в себя — и покатился к нему, чтоб испить воды. Наклонился, потянул в себя воду, а она уходит, не дается — это же была змеева вода. Напрягся он тогда и ухватился зубами за самую главную ключевую жилу, прикусил ее крепко-накрепко, так что взмолился родник:

—          Отпусти, ох, отпусти, молодец!

—          Не отпущу.

—          Отпусти, сделаю все для тебя и дам, чего только ни попросишь.

—          Сделай, чтоб отросли у меня руки — такие же, как были прежде.

—          Быть посему,- сказал ключ, и вмиг выросли у Фэт-Фрумоса руки — такие же, как были прежде.

Снова просит ключ, умоляет;

—          Отпусти меня, молодец, умираю от боли!

—          Не отпущу, пока не отрастут у меня и ноги — такие же,

как были.

—          Пусть исполнится твое желание! — сказал ключ.

И выросли у Фэт-Фрумоса и ноги.

Напряг он мышцы тогда, уперся ногами в землю и стянул еще крепче ключевую жилу.

—          Чего ты хочешь, молодец, зачем мучаешь меня?

—          Скажи, как одолеть Черного Арапа.

—          Глотни три раза воды из того места, за которое держишься зубами.

Глотнул Фэт-Фрумос воды три раза, как велел ему ключ, и таким сильным сделался, что заколыхалась земля от одного его дыхания.


Комментарии к данной записи закрыты.