Черный Арап с саблей

Отправился он в путь, и снова выходит ему навстречу Черный Арап с саблей. Как схватит его Фэт-Фрумос, как швырнет оземь — тррах! — выпала сабля из рук Арапа, и три часа слышно было, как входил он с завыванием в земную твердь. Вот как!»

Стал Фэт-Фрумос держать путь к змееву дворцу и шел по лесам тенистым, по лугам цветистым, через долины зеленые, рощи, птичьим пеньем полные, и приходит ко дворцам, что на солнце смотрят — и не меркнут, так красивы. Вышла на порог Фея фей и говорит:

—          Хорошо, что ты пожаловал, Фэт-Фрумос. Но лучше, если

б ты не приходил все же, потому что погубит тебя змей-собака.

Едва успела это проговорить — летит палица драконова, стукнула в дверь, оттуда — на порог и опустилась на свое место, на гвоздь! Фэт-Фрумос как схватил ее, как швырнет обратно — если б не ударилась она о грудь змея, летела бы дальше.

—          Трудные гости ждут меня, видно, дома,- проговорил змей.

Вошел он в дом, увидел Фэт-Фрумоса и спрашивает:

—          Как хочешь биться, молодец,- врукопашную или на саблях?

—          На саблях или врукопашную — все равно мой верх будет.

И стали они биться. Как швырнул змей молодца на землю —

затряслась под ним земля. Теперь настал черед Фэт-Фрумоса. Кинул он змея оземь — ушел тот в земную твердь, только чуб остался торчать над землей. Однако выбрался змей и закричал:

—          Волки, медведи мои, скачите сюда, с хозяином вашим беда!

Швырнул Фэт-Фрумос змея еще раз. И снова ушел змей в

глубь земли, только чуб остался торчать. Но закричал еще громче:

—          Черный Арап, где ты! Хозяину твоему плохо!

Но кто мог услышать его и прийти на помощь, если над Черным Арапом рушилась земля, а волков и медведей цепко держал дуб?!

Когда в третий раз кинул Фэт-Фрумос змея — три дня погружался тот с воем в земные недра, да так и не вышел и поныне.

И заструилась вода из пересохших источников, зазеленели поля — снизошла благодать на всю землю.

А Фэт-Фрумос вошел во дворец, и что оставалось ему делать? Взял он за руку Фею фей, превратил все змеевы богатства в золотое яблоко, воротился домой, и стали они жить-поживать да добра наживать.


Комментарии к данной записи закрыты.