Бедная девушка

Сидела там бедная девушка, плакало ее сердце от боли и обиды, но молчала: знала, какие они обе лютые — мачеха и ее дочь.

В это время подъезжает к дому королевский сын со свитой.

—          Добрый день, тетушка!

—          Добро пожаловать, королевич!

—          Девушки есть?

—          Есть, королевич, есть!

И выводит к нему свою дочь. Стал он примерять ей кольцо — не лезет оно вовсе на палец.

—          А других девушек нету?

—          Никого больше нет, королевич. Только и свету в нашем окошке — это сокровище.

Собрался было уже королевский сын уходить, как выскочил откуда ни возьмись петух, подскочил к нему, забил крыльями и закричал:

Кук-кареку!Сын короля!

В сенцах за дверью

Дедова дочь,

Вколоде с золою

Сидеть ей невмочь!

Баба хвать веник — и в петуха.

—          Кыш, будь ты неладен! Не нашел другого места, где кричать да скрести землю лапами!

А петух снова — прыг! к королевичу и запел:

Кук-кареку!Сын короля! В сенцах за дверью Дедова дочь, В колоде с золою Сидеть ей невмочь!

Баба снова к нему с палкой.

—          Кыш, проклятый, чтоб ты подох, чего пристал к человеку?!

Королевич вернулся, пошарилзадверьювсенцах, нашел колоду и вытащил оттуда девушку.

—          Ну-ка протяни руку, милая, посмотрю, каково тебе это колечко.

И надел его ей, и пришлось оно дедовой дочке как раз впору.

—          Эй, тетушка, поди сюда. По душе ли тебе выдать за меня замуж эту девушку?

—          Никак нет, королевич, эта тебе не пара, засмеют вас люди. Вот другую бери, она и умна, и проворна, и хороша собой.

—          Нет, тетушка, я женюсь на этой девушке, и, коли хочешь нас благословить,- хорошо, если ж нет — оставайся жива-здорова, а мы поедем.

Тут открывает ворота дед,- он воротился из странствий. Узнав, что у него в доме делается, вмиг заткнул бабе рот — согласился взять в зятья королевского сына.

И коль уж поняли они друг друга, то договорились о свадьбе, привели музыкантов и закатили гулянку по всем правилам.

Пока только говорилось о свадьбе, баба с дочкой еще унимали кое-как свою зависть, когда же увидели они дедову дочь в знакомых им нарядных платьях и смекнули, что она-то и приходила на хору,- чуть не тронулись обе от злости. Сгорбились, как серп и стали призывать смерть на ее голову за то, что сыграла она с ними такую злую шутку.

Весь честной люд кутил вовсю, поднимались чарки за чарками, затевались танцы на весь двор, только бабе и ее дочке было пусто и горько.

После свадьбы попрощались молодые со стариками, поцеловали руки посаженым и отправились жить в свой дворец.

С первого же дня потекла у ни. жизнь благостная и сладостная- жили-то ведь они в любви да согласии. А потом счастье подарило им сына, крепкого и красивого на зависть всем врагам.

И было бы все еще лучше, чем было, если б не разразилась война и не ушел королевский сын воевать.

Баба же с дочкой стали злюками, хуже ведьм, и только и ждали случая извести бывшую падчерицу. Что еще нужно было?- дедова дочь осталась, наконец, одна. Они оделись в отрепья, хуже которых не бывает,- дырка на дырке сидит, дыркой погоняет,- взяли в руки по палке и, осунувшиеся, почерневшие, пошли, не видя перед собой дороги от злости. Подойдя к воротам королевского сына, постучалась баба и, когда ей открыли, стала плакаться и жаловаться на судьбу:

—          Мы бедные женщины, остались без приюта, несчастные, вот ходим, побираемся. Смилуйся. Смилуйся над нами, госпожа, приюти, а мы поможем тебе по дому.

Дедова дочь подумала и решила взять их — у нее ведь никого не было на хозяйстве.

—          Входите, будете жить у меня и работать,- я тоже одна осталась,- сказала она. Ей и в голову не пришло, что эти женщины — мачеха и ее дочь.

Поселилась баба с дочкой в доме у молодайки.

Что ж, коли так, так тому и быть. Не зря говорится в народе: не нужно учить змею сворачиваться и выпускать ядовитое жало, она и сама все это хорошо умеет. Так и баба-ведьма умела да знала, как сжить молодушку со света.

На следующий день, к полудню, когда солнце вовсю уже припекало, выходит дочка бабы на крыльцо и говорит женщине:

—          Давай-ка, кумушка, сходим к вон той воде, освежимся немного, вымоем голову, гляди, жара какая стоит…

—          Дело говоришь, сестрица, пойдем,- ответила женщина, и они отправились, а дедова дочь взяла с собою сынишку,- кто же мог догадаться, что сказаны были те слова не от души, а от черного сердца?

Пришли они к реке и стали нежиться на травке среди цветов, брызгать друг в дружку водой. А неподалеку был мосток — он уходил далеко в воду и кончался на середине реки. Бабина дочка стала склонять женщину прогуляться по мостку,- она, мол, не раз уж гуляла тут — отдыхала душой.

Лаская ребенка и опуская в воду ноги, дошли они до края мостка.

—          Смотри-ка, кумушка, как к лицу тебе малыш на руках,- погляди в воду. Как красиво отражаешься ты в ней! Думаешь, и мне он не был бы к лицу? Дай-ка мне сыночка, посмотрю, как я гляжусь с ним.

Отчего же не пойти навстречу желанию женщины? Дети наши так хороши в младенчестве, что их только на руках и носить да любоваться ими.

Она дала ей ребенка, а та одной рукой взяла его, а другой — толк женщину в грудь, так что бедняга сразу-шлепп!-и опустилась в воду с головой. А дочь старухи повернулась и бегом домой, довольная, что завершила хорошее дело.

Запрыгала баба, как коза, на радостях, и они тут же первым делом переоделись. Дочка ее убралась самыми красивыми платьями дедовой дочери, ребенка они кинули в одну из комнат и думать о нем забыли, сами же стали ждать возвращения королевича — то-то пойдет у них тогда пир горой и начнется, наконец, сладкая жизнь.


Комментарии к данной записи закрыты.