Царское сердце

Пришел посланник и доложил царю: лукавая девчонка красива и мудра, и говорит только иносказаниями.

Дрогнуло царское сердце. Позвал он пастуха и велит ему, чтобы дочь тотчас явилась ко двору ни верхом, ни пешком, ни по дороге, ни по полю, ни одетая, ни раздетая, ни с подарком, ни без подарка. Придет, как сказано,- быть ей царицей. Не придет — сложит голову на плахе.

Пришел старик домой в слезах. Выслушала девушка и говорит:

—          Принеси мне, отец, рыбацкую сеть да поймай для меня

живого зайца. А об остальном не думай.

Отец достал все, что она просила. Завернулась девушка в сеть, оседлала палку, схватила под мышку зайца, взяла в правую руку двух голубей и пошла одной ногой по краю дороги, а другой по полю.

У царских ворот бросились на нее собаки, а она отпустила зайца, он кинулся наутек, а собаки — за ним. Пришла она прямо к трону.

—          Здравствуй, твое величество.

—          Добро пожаловать, красавица.

—          Не побрезгуй принять от меня подарок.

Протянул царь руку за голубями, а девушка разжала пальцы, голуби так и взлетели. Вот и вышло, что все она сделала, как сказано было: пришла ни верхом, ни пешком, ни по дороге, ни по полю, ни одетая и ни раздетая, ни с подарком, ни без подарка.

Увидев ее красоту и мудрость, царь говорит:

—          Иди за меня замуж, будешь царствовать вместе со мной.

—          Спасибо, государь, но только давай сначала договоримся: если ты сотворишь несправедливость, то я поступлю по совести.

—          Доброе слово ты сказала. Но вот и мое условие: судить людей я всегда буду первым.

Сыграли свадьбу и зажили лучше всех.

Прошел месяц, другой, год.

Собрались как-то в одном селе три человека: у одного была сбруя, у другого — телега, у третьего — лошадь. Сговорились они вместе отвезти зерно на мельницу. Сладили свое хозяйство и поехали. На обратном пути остановились отдохнуть и заснули ненароком, а проснувшись, увидели жеребенка.

Хозяин телеги говорит:

—          Слава богу, родила мне телега жеребенка, будет теперь и

у меня конь.

Хозяин сбруи так и подпрыгнул:

—          Хитришь, брат! Жеребенка-то сбруя родила. Вот и я об

завелся скотиной.

А хозяин лошади совсем растерялся:

—          Как же так, люди добрые! Где это слыхано? Кобыла родила жеребенка…

—          Да нет, моя телега!

—          Нет, моя сбруя!

Не тратя больше слов, кинулись к жеребенку. Один по правде, а двое по бесчестию.

Однако до драки у них, к счастью, дело не дошло — закричали они в один голос:

—          Будем судиться!

Пришли спорщики к царскому двору и ударили челом за правду. А царя не было в то время дома. Хозяин кобылы взмолился:

—          Матушка царица, так и так, будь милостива, рассуди нас, а то не иначе пропадет жеребенок.

Видя такое дело, согласилась царица.

—          Запереть,- говорит,- жеребенка в конюшню и засовы на

весить. А теперь ты, с лошадью, отойди-ка в сторонку.

Отошел.

—          Ты, с телегой, отойди в другую. Отошел и этот.

—          И ты, со сбруей, тоже стань подальше. Стал.

Тут лошадь заржала. Да и как ей, бедной, не ржать, когда жеребеночка заперли невесть где. А царица говорит:

—          Отпустите жеребенка! К которому из вас он пойдет — того

и будет.

Только сняли засов, жеребенок бросился к лошади.

—          Так-то! Всем ясно?

—          Всем.

—          Ну, идите.

Пошли спорщики со двора, а по дороге царя встретили.

—          Откуда, добрые люди?

—          С суда.

—          А что за дело было?

—          Так и так, твое величество.

Задумался царь.

—          Не соображу я что-то. Может быть, жеребенка надо было присудить тому, кто первый его увидел.

—          А царица иначе приговорила…

Стрелой помчался царь во дворец, прибежал к царице и зашелся от гнева.

—          Говорил я тебе, чтобы ты вместо меня не судила?

—          Говорил.

—          Как же ты посмела нарушить слово? Уходи из дворца! Убирайся!

—          И уйду,- говорит царица,- сегодня же уйду. Но прежде давай устроим большой пир, выпьем вина и попляшем на прощание.

—          Ладно! Но потом все равно уходи на все четыре стороны. Можешь взять, что тебе дороже всего, но только уходи, не хочу тебя видеть!

И был у них пир на весь мир. Только царица пила одну воду, а царь — вино. К полуночи он так опьянел, что на ногах не держался.

А царица позвала кучера и велела ему заложить карету. Запрягли четырех коней, взяла она царя, усадила в карету и говорит:

—          Погоняй, кучер, лети!

—          Куда же, матушка?

—          Вперед, пока я не велю остановиться.

Кучер не посмел ослушаться, свистнул в два пальца, взмахнул бичом — и покатили!

Ехали они, ехали, наконец царь очнулся и спрашивает:

—          Где мы? Куда едем?

—          Ко мне домой, твое величество.

—          Ты что, забыла, что я тебе сказал?

—          Что же ты сказал?

—          Я сказал, чтобы ты взяла самое дорогое и уехала.

—          Я так и сделала.

—          Как так?

—          Ты мне дороже всего на свете, тебя и забрала со двора и с тобой уезжаю.

Вздохнул царь, остановил карету и сказал:

—          Оставайся со мной, любимая, вернемся во дворец и мо

жешь отныне судить как знаешь.

С тех пор они снова жили в сердечной дружбе. И не было никому от них обиды, и не было неправого суда, и все говорили, что с тех пор, как дочь пастуха стала царицей, пришла справедливость и во дворец. И слава о царстве, где не судят ложно, облетела моря и страны.

А я сел на кобылицу,

Рассказал вам небылицу.


Комментарии к данной записи закрыты.