Сражение между Сучавой и Сиретом

Да, осень выдалась дождливая, с густыми молочными туманами, и казалось, она никогда не покинет молдавскую землю. Пелена дождя словно хотела заслонить от людских глаз то, что происходило в это время в Бае. Только Богдан-Водэ и его приближенные знали: господарские оружейные мастерские работают день и ночь.

Сражение между Сучавой и Сиретом

Сражение между Сучавой и Сиретом

— Людовик слишком жаден и горд, чтобы оставить нас в покое,— говорил господарь своим военачальникам.— Мы должны готовиться к борьбе…

Без особого труда собрав несколько сотен кошелей золота и серебра, воевода доверил это богатство полководцам Ионицэ и Василе, чтобы они тайно переправили его с обозом в Польшу, где можно купить мечи, наконечники для копий и стрел, алебарды, доспехи для себя и для полководцев. Что касается булав, луков, боевых секир и ятаганов, то их хватало, а в случае нужды можно было еще изготовить в байских мастерских.

Операция по закупке оружия держалась в строгой тайне. У поляков его было в избытке — несколько оружейных мастерских работали уже много лет подряд. «У них есть оружие, но нет искусных воинов — часто говорил Богдан-Водэ.— У меня есть искусные воины, но нет оружия».

Прав был наш господарь. Молдаване нередко выходили на поле боя с косами и вилами, топорами и дубинками, притыками и крюками для выдергивания сена, мотыгами и граблями… Но их мужество и воинское мастерство с лихвой восполняли недостаток вооружения. Молдаване не раз обращали в бегство хорошо вооруженных врагов. Только нападавшие татары сколько раз были биты таким «оружием»/ Теперь и венграм суждено было узнать, что это такое.

«Бог помогает нам. При такой слякоти и тумаках Людовик не решится начать войну,— говорил себе господарь.— Он будет ждать хотя бы первых морозов. А до тех пор и мы будем готовы противостоять ему».

Но напрасны были его надежды. Тщеславный и горячий по натуре, венгерский король не смог сдержать себя. Ему хотелось как можно скорее проучить мятежного господаря молдаван. Отозвав сражавшуюся против Польши 45-тысячную армию хорошо вооруженных воинов, он двинулся к Карпатам, намереваясь предать Молдову огню и мечу. Он приказал захватить с собой подаренный Драгошем-Водэ серебряный кубок, замыслив страшное наказание: после поражения молдаван расплавить кубок прямо на поле битвы и раскаленное жидкое серебро влить в глотку Богдану, за поимку которого отвечал головой особый тысячный отряд воинов. Выбранное наказание напоминало жестокую восточную казнь, но Людовик ничем не гнушался.

Узнав, что король Венгрии двинулся все же со своей армией на Молдову, Богдан-Водэ, едва собрав около 15 тысяч всадников и пехотинцев, вышел ему навстречу. У границы, что проходила неподалеку от села Рэдзуць, раскинувшегося на берегу Сучавы, притока Сирета, войско остановилось.

— Как ни мала речка, но может защитить нас от врага,— И Богдан-Водэ распорядился разбить главный лагерь на правом берегу Сучавы*

Основные силы войска заняли боевые позиции, будучи надежно прикрытыми густым туманом. Й лишь около трехсот всадников и примерно столько же пехотинцев Богдан-Водэ йоелал за реку во главе с Лацку, своим сыном,— чтобы переманить врага в пойму Сучавы. А чтобы помешать венграм отойти за Сирет, на левом берегу этой реки расположился вспомогательный лагерь. Там ждали сигнала к бою около пяти тысяч пехотинцев и с тысячу всадников, вооруженных чем попало, потому что обоз из Польши еще не успел вернуться.

Узкая пойма между Сучавой и Сиретом должна была стать главным театром военных действий. План Богдана-Водэ оказался гениальным. Встретив на своем пути лишь отряд Лацку, Людовик решил, что это и есть все молдавское войско, и начал бешеную атаку. Постепенно отступая, Лацку все более заманивал врага к реке, а тут-то и ждал венгров великий сюрприз. Молдавское войско под боевыми знаменами с изображением зубра выплывало из окутавшего долину тумана, и это казалось им бесконечным. Венгры, не у,спев даже перейти реку, находили здесь смерть.

Людовик решил уже было прекратить форсйро-‘ вание Сучавы и отступить за Сирет, чтобы наметить другой план сражения, но вдруг с другой стороны, от Сирета, стали атаковать его молдавские воины.

Поражение было сколь неминуемо, столь и позорно: венгров наголову разбила армия, в три раза малочисленнее. Сам Людовик едва остался жив и спасся бегством, со злостью бросив серебряный кубок в мутные, кровавые воды Сучавы.

Даже венгерский летописец того времени с восхищением отозвался о молдаванах-воинах, особо отметив полководческий талант и прозорливость господаря Богдана-Водэ, который умело использовал рельеф местности, а неблагоприятные погодные условия превратил в стратегическое преимущество.

В честь победы в Рэдэуць была воздвигнута господарская церковь — так Богдан I положил начало традиции, которую свято соблюдали правившие после него молдавские господари.

* * *

…Прошло еще шесть лет схваток с венграми, прежде чем увенчалась окончательной победой борьба Богдана-Водэ. Постаревший в боях, измученный ранами, но душевно успокоенный тем, что Людовик I Анжуйский признал наконец независимость Молдовы, первый молдавский господарь покинул этот мир в год своей полной и окончательной победы (1365). Его похоронили в возведенной им церкви ‘в Рэдэуць.

Богдан-Водэ оставил по себе вечную память в сердцах молдаван. Он посеял зерна национального достоинства, которые под добрым покровительством знака Зубра и сегодня еще дают ростки в наших душах.


Комментарии к данной записи закрыты.